Блог Дистанційної школи

ЗМІ ПРО НАС
25.01.2017 | ЗМІ ПРО НАС

Как в оккупированном Донбассе дети в подвалах учатся по украинской программе?

Директор центру "Джерело" Олена Кузьменко та вчитель інформатики Єлізавета Боровцова розповідають про дистанційне навчання дітей з окупованих територій.


Наталья Соколенко: Кого и как вы обучаете?

Елена Кузьменко: Центр дистанционного образования «Джерело» — специализированная школа, лицензированная государством, которая преподает исключительно дистанционно. Для обучения ребенку необходимы компьютер и доступ к Интернету.

Мы разработали и модернизировали учебный сайт. На нем выложены все уроки, формы контроля. Дети на протяжении недели могут пообщаться онлайн с каждым педагогом по каждому предмету. Мы предоставляем детям возможность подготовиться к ВНО.

Колоссальная проблема для патриотичных семей, которые по многим причинам не могут выехать из оккупированных территорий Донбасса, Крыма — подготовка к ВНО по украинскому языку и истории Украины.

Сергей Стуканов: На вашем сайте я увидел две формы обучения: стандарт и экстерн. Расскажите об этих формах?

Елена Кузьменко: Мы предоставляем детям разные возможности получить качественное образование по мировым требованиям. Стандарт — форма, которая предусматривает, что ребенок поурочно проходит учебный материал. Экстернат позволяет очень ускоренно пройти класс или курсы двух классов, но при этом получить доступ к учебному материалу, к общению с учителями.

Деток, которые находятся на оккупированных территориях, мы оформляем на дистанционный экстернат. Эти дети обязаны ходить в оккупантские школы: если семья выпадает из поля зрения, им угрожает опасность. Для «галочки» стационарно они ходят в эти школы на территории Донбасса, а в нашей школе дистанционно получают украинское образование.

Они могут взять весь курс экстерната, отдельные курсы, чтобы подготовиться к ВНО или улучшить знания. Мы даем семье возможность выбрать ту форму, которая им необходима.

Наталья Соколенко: Есть успешные примеры?

Елена Кузьменко: Один наш выпускник поступил на бюджет в Киевский национальный университет им. Шевченко на программирование, второй в Харьковский Национальный университет на бюджет (медицина). И его маме так понравилось форма обучения, что она ушла из стационарной школы и преподает химию в нашей школе.

Девочка из зоны АТО окончила 9 классов и поступила в медучилище, сейчас оформляем ее братика. У нас по украинским вузам великолепно поступили крымские дети. У нас есть истории детей-переселенцев. В данном случае мы предоставляем этим детям возможность удаленно продолжить украинское образование.

Сергей Стуканов: Есть ли ограничение по количеству слушателей? Сколько на данный момент детей из оккупированных территорий Донбасса и из Крыма обучаются в вашей школе?

Елена Кузьменко: Из оккупированных территорий есть около 30 детей. Есть большой запрос. Но часто семьи в оккупированном Донбассе имеют большие проблемы. Чтобы оформить ребенка на экстернат, по законодательству необходимо, чтобы ребенок подтвердил по документам, сколько классов он окончил по украинской программе. Я, как директор, запрашиваю личное дело. Родители из оккупированного Донбасса говорят, что не могут его взять даже на сканирование, потому что боятся за себя и за ребенка.

Сергей Стуканов: Елизавета, как преподаете вы и какие формы обучения находите?

Елизавета Боровцова: Обучение информатике проходит онлайн. Я стараюсь подбирать темы, которые соответствуют МОНу, но все программы максимально ищу так, чтобы они были онлайн, чтобы дети в любой операционной системе могли подбирать себе варианты и работать с ними.

Наталья Соколенко: В чем заключается ваш реформаторский подход?

Елизавета Боровцова: Я максимально стараюсь объяснить, что информатика — не для «галочки». Это предмет, который пригодится им и понадобится на протяжении всей жизни. Чем бы они не занимались в будущем, информатика присутствует в их жизни. Без компьютера мы сейчас ничего не можем сделать.

Наталья Соколенко: Какой спрос на дистанционное образование у взрослых?

Елена Кузьменко: У нас есть ученица, которой 51 год, есть женщина 31-го года. Это женщина, которая выехала из оккупированной территории, чтобы помогать своей семье. Так сложились обстоятельства, что в свое время она не могла окончить школу. Сейчас она у нас оканчивает 11 класс, отличница. Будет поступать в вуз на романо-германскую филологию. В своем возрасте она в совершенстве владеет венгерским и английским языками. Нет ограничений ни в возрасте, ни в месте пребывания.

Наталья Соколенко: А какой спрос на курсы украинского языка?

Елена Кузьменко: На украинский язык есть особенный спрос среди переселенцев. Это семьи, которые переселяются в другие страны, континенты, они хотят поддерживать культурную связь, не прерывать обучение языка.

Около 50% людей-переселенцев из Донбасса, Крыма, с которыми нам пришлось работать, выезжают за границу, вторая часть переезжает в регионы Украины. Согласно требованиям МОН, в школе контент должен быть исключительно на украинском. Я вижу запрос на изучение предметов на русском языке, особенно в юго-восточном регионе. И детям, и родителям порой сложно резко перейти на украинский контент. Мы говорим: если что-то непонятно на украинском языке, адекватный учитель может объяснить и на русском языке во время онлайн-консультации.

Сергей Стуканов: Стандарт у вас стоит 18 000 гривен в год, программа экстерна —12 000 гривен в год, но на сайте есть информация, что дети из оккупированных территорий, из зоны АТО могут получать скидки. Какие это скидки?

Елена Кузьменко: От государства мы не получаем поддержки, полностью на самоокупаемости. Несмотря на тяжелую финансовую ситуацию, мы бесплатно учим детей войны. Это дети, которые находятся в эпицентрах боевых действий.

У нас есть ребенок, который обучается в Докучаевске. Иногда в подвале. Местные сделали доступ к Интернету. И он отличник, великолепный и умный парень, с ним дружат детки со всей территории Украины, поддерживают его.

Мы предоставляем колоссальные скидки (50% и выше) детям из зоны АТО, Крыма. Мы учитываем и другие обстоятельства, ведь от себя хотим сделать что-то доброе для людей.

Сергей Стуканов: Как часто вы общаетесь с учениками?

Елизавета Боровцова: Каждый день я списываюсь с детьми, отвечаю на их вопросы. В формате онлайн-консультации — два часа раз в неделю. Но на все вопросы детей всегда отвечаю. У всех наших детей есть мотивация учиться. Наша школа, в первую очередь, помогает им учиться самомотивации. Ведь сложность дистанционной школы в том, что дети сами должны рассчитать время, которое им нужно потратить, чтобы получить определенные знания.

Наталья Соколенко: Можно ли присоединиться к учебному процессу не с 1 сентября?

Елена Кузьменко: Конечно. Сменить место обучения и записаться в школу вы можете в любое время. Наша задача — поддержать, помочь адаптироваться. Помимо обязательной части стандарта, факультативно я ввожу польский, немецкий, испанский, французский. Летом к нам приезжает директор центра дистанционного образования США.

Учитель традиционной школы не может зайти и стать сразу учителем дистанционной школы. Такой учитель должен великолепно знать новейшие информационно-коммуникативные технологии. Он самостоятельно выкладывает учебный материал на сайт. Педагог-дистанционщик максимально этичный, позитивный куратор и наставник. Он поддерживает ученика, направляет его, и ребенок не ощущает стрессов.

Наталья Соколенко: Как вы боретесь с тем, чтобы ученики не списывали?

Елизавета Боровцова: Всегда видно, делает ученик сам или списывает. Для этого есть антиплагиат, а учителя нашей школы стараются подобрать творческие задания. Для этого нужно не только скопировать материал в Интернете, а подумать. Мы научили наших детей, расшатали рамки, в которые их загнала обычная школа: они начинают креативить, придумывать что-то необычное.

Джерело: www.hromadskeradio.org

 
ЗАЛИШИТИ КОМЕНТАР